Зауральцы отправляются на молодёжные форумы

Всероссийская форумная кампания, организованная Федеральным агентством по делам молодёжи, набирает обороты. В различных уголках страны стартуют образовательные форумы, направленные на развитие студентов, молодых педагогов, ученых, предпринимателей, общественных и творческих деятелей....

Продолжение
 

Биография

Памятные даты

Родился в бедной крестьянской семье 29 октября (10 ноября) 1895 года в селе Мальцево (Кривская волость Шадринского уезда Пермской губернии, ныне Шадринский район Курганской области).

В 1916—1917 гг. служил в армии.

В 1917—1921 гг. находился в Германии в плену.

В 1923 г. — после возвращения из плена приступил к работе.

С 1930 г. — полевод колхоза «Заветы Ленина» Шадринского района Курганской области.

В 1935 г. — делегат 2-го Всесоюзного съезда колхозников-ударников.

Член КПСС с 1939 года.

1946 г. — Сталинская премия.

С 1950 г. — руководитель опытной станции при колхозе, созданной по прямому указанию Сталина.

C 1951 года разрабатывал безотвальную систему обработки почвы, включавшую плуг собственной конструкции и систему пятипольного земледелия с минимальной обработкой почвы.

7 августа 1954 г. состоялось Всесоюзное совещание в селе Мальцеве, которое длилось три дня. Совещание состоялось после приезда 14 июля 1954 г. в село Н. С. Хрущёва. На совещание прибыли более 1000 человек вместо приглашённых 300. В последующие 2,5 года с новой системой приехали познакомиться около 3,5 тысячи человек. Научной частью совещания руководил Т. Д. Лысенко.

В 1969 г. — делегат 3-го Всесоюзного съезда колхозников.

Мальцев участвовал в девяти съездах КПСС, был депутатом множества созывов Верховного Совета РСФСР и Верховного Совета СССР.

 
Умер 11 августа 1994 года в возрасте 98 лет. Похоронен на кладбище в родном селе.
 
Сейчас именем Терентия Семеновича Мальцева названы улица Кургана и Курганская государственная сельскохозяйственная академия.
 

Страницы жизни

Детство

Первое воспоминание о детстве — мать. Она лежит на лавке в переднем углу и манит его к себе.Голос матери слабый, жалостливый. Тереше два года и десять месяцев, он не понимает, почему у матери влажные и соленые ладони. Мальчик прячет в них лицо и затихает... Мать что-то шепчет, прижимает его к груди.

Родился Тереша четвертым в семье в холодный предзимник. Семен и Васса Мальцевы радовались, что этот четвертый младенец народился под зиму (не в тягость семье будет, не придется разрываться между ним и полем), да и год хлеборобным выдался. Особенно радовался отец: сын родился, а не дочка, не уйдет жить и работать в чужую семью, в свой дом приведет работницу.

Сына Мальцевы нарекли по святцам — Терешей. Тереша... И говорить хорошо, и слушать приятно, будто горошины в игрушке-погремушке весело перекатываются. Терентий... Тоже хорошо и уважительно...

Вот и в то лето уродился хлеб, а Вассу схоронили. Нет, смерть матери от ребенка не скрывали, в деревне не принято хитрить, избавлять детей от потрясений. Просто маленький Тереша не понял, что такое приключилось с матерью...

Династия хлеборобов Терентий Семёнович, сын Савва, дочь Лидия

Зимой, когда играли в селе свадьбы свадьбы, женился во второй раз Семен Мальцев. Ему было сорок два года, а молодой — двадцать. Семен надеялся найти в молодой жене ласковую, добрую мать для осиротевшего Тереши. Терентий женщину, сердцем добрую и ласковую, примет как родную мать. Анна ответит ему тем же — заботой и лаской. Своих детей у нее не народилось, и полюбила она псынка всем не познавшим материнства сердцем.

Жили в большой нужде: одна лошадь, земли только два надела. По три с половиной десятины на душу. Одно счастье, что смышленым и ласковым растет Тереша. Долгими зимними вечерами отец мастерил сыну немудреные игрушки из палочек, щепы: деревянный сабанчик, грабельки, борону. Не успеют просохнуть пригорки в закоулках, а Тереша со сверстниками уже рыхлит сабанчиком землю, разравнивает грабельками, старательно укладывает в ямки-гнездышки настоящие пшеничные зерна. - Учись, учись, - радовался отец детским забавам сына, - прирастать тебе к земле-матушке, нам без земли никуда.

В начале XX века православная Россия, чтобы детям своим «не морочить голову», расходовала на образование всего по 44 копейки на каждого верноподданного. Не была исключением и деревня Мальцево. Церковно-приходская трехлетняя школа появилась в деревне совсем недавно, против воли общины, по настоянию священника соседнего села Канаши. Старообрядцы увидели в этом еще одну обиду от духовенства. Добились, чтобы школа, в которой ведать будет священник враждебной им веры, стояла на отшибе. В школу бегали только дети православных, которых в деревне было всего несколько дворов... Однажды, вернувшись из молельного дома, Тереха тоже запросился в эту самую школу, в которой учат слова складывать. Боится Семен: познает Тереша читать, писать, потянется дальше учиться и бросит землю...

Однако чудо, таинство сложения слов до того будоражило Тереху, до того увлекало, что даже в забавных играх не забывалось. Узнавал в игре с мальчишками новые буквы, запоминал их без видимого труда, складывал их в слова, «записывая» хворостиной на земле, палочкой на мокром песке, углем на чубарках, на березовых поленницах, сложенных у двора.

Узнай отец про это пристрастие раньше, несдобровать бы Терентию... Однако именно к тому времени разгорелась война России с Японией. Всполошились солдатки, всем сразу грамотей понадобился: надо же узнать про своих кормильцев. Вот и прибежали солдатки к Мальцевым — кто бумагу прочитать, кто письмо отписать.

Позвал отец сына, позвал сердито и с недоумением. Но Тереха, паршивец, хоть и оробел, но не отказался, а взял в руки письмо... Отец выжидал и не сомневался, что из этого ничего не получится. Заждавшись, бабы тоже думали: нет, не осилит и этот, мал еще, всего-то девять годков от роду, да и как ему понять, сердешному, если школяры не одолели, не прочитали, а этот и в школу-то не ходил ни разу.

Однако Тереха, отдышавшись и осмелев — ну не шельмец ли! - начал слово к слову прибавлять. Не то, чтобы бойко прибавлял, но прибавлял! Бабы окружили его так плотно и слушали так внимательно, что отец не решился зашуметь на сына. Тоже сел, стал слушать, рот раскрывши. Странно было слышать Семену, как малый сын его пересказывает слова незнакомого мужика по бумаге, которая пришла из неведомого Порт-Артуа, как потом ответ сочинять взялся...

И отец, с трудом умевший выводить коряво лишь слово «куржак», да свою фамилию, словно оробел перед сыном, одолевшим грамоту сам по себе, без учения, не отходя от двора...

 

Отрочество

Отец понял, что сын не дурак и что пора приноравливать его к делу, тогда и душа станет на место. Приноравливать к крестьянскому делу — значило впрягать в работу. То, что делал Тенрентий было тоже не баловством, однако и не обязанностью: коню корм задать, корову на поскотину отогнать, воды из колодца принести или тяпкой на огороде бурьян выполоть. Но главное это работа в поле. Отец радовался, что сына не надо принуждать или неволить, сам все с охотой делает.

Радость отца. Сын Савва идёт по его стопам

Еще в юности Терентий дал слово: «Никуда из своей деревни не поеду. Всю жизнь буду здесь жить, и работать в поле». Поскрипывая, сабан шел, налегая на рогаль и держа вожжи, молодой Терентий, еще мальчишка, пятнадцать исполнилось, на стригунка-жеребчика похожий, однако и на мужика... Шел, покоряясь сладостному зову земли, сливаясь с живым миром природы. И на душе у него делалось сладостно и томительно, то ли от усталости, то ли от красоты вспаханного поля и любопытства к тому, что он делает — земельку для семян готовит, чтобы семенам в этой мягкой постельке хорошо было. Пройдет неделя всего и из земли проклюнут нежные шильца, зазеленеет поле восходами, потом колос пшеничка выбросит, зацветет, зерно зародится и начнет наливаться. Все эти таинства будут свершаться без его услий, на это возделывал нивку и высеял в пашню зерно. Высеял и спросил у отца:

- А почему земля хлеб родит?

- Так ей богом велено, - ответил отец, никогда не задумывшися над этим вопросом.

- А почему не всякий год хорошо родит?

- Как бог захочет, так и будет.

Терентий Семёнович в лаборатории

Часто мучала засуха, разоряла. Одни на гнев божий ссылались, другие объясняли тем, что когда прадеды пришли сюда, земля была новая, сильная, потому и давала за сто пудов. Теперь же износилась, устала, выпахалась земелька, вот и родит все хуже и хуже.

Отец перестал за книги браниться, и Терентий и в школе их берет, и в городе покупает, и газету «Сельский вестник» отец разрешил выписать, чем оба они удивили всех односельчан, не знавших подобной нужды. Да и во всей волости, почтарь сказывал, не было еще такого, чтобы мужик газету выписывал. Терентий с жадностью читал книги, газеты, искал объяснения явлениям погоды. И тайны открывались ему, удивительные в своей сложности и простоте.

Знал и таил в себе как грешное открытие: хлеб растет вовсе не от бога, а от воздуха, от света, от теплоты и влаги. И тем лучше растет, чем догадливее пахарь во время посева. А это ума человеческого дело: у ленивого и глупого хуже, у трудолюбивого и смышленого чудеса творятся. Эти мысли он вычитал в книжке про хлеб.

«Куль хлеба и его похождение» С. Максимов, 1873 г.

 

Война

Кончилась относительно спокойная полоса российской истории. Начинался новый революционный подъем. Все громче гремел над миром призыв: «Пролетарии всех стран соединяйтесь!» Надвигалась первая мировая война. Весть о ней пришла в Мальцево в разгар сенокоса. По всему видно было, тяжкая будет война, если всех молодых мужиков кличут и коней у хозяев берут. Анна Мальцева тоже сокрушалась и горевала на людях, сочувствуя солдаткам. Отец же решил оженить сына: «Оженится, дите народится, а от жены с малым дитем могут и не призвать...» Тетка Лукерья из деревни Потанино высватала ему девушку. Обвенчались Терентий с Прасковьей.

Но 20 марта 1916 года приказано было явиться ратнику второго разряда Терентию Мальцеву на действительную для несения воинской службы. Простился он с отчим домом... и надолго покинул родимые, милые сердцу края.

… Рыл окопы, строил землянки солдат царской армии Терентий Мальцев. Дали ему трофейную винтовку, в которой все было на месте, в исправности, кроме затвора — он не действовал. Поэтому и патронов к винтовке не дали. Не лучше было оружие и у других солдат, если годилось для боя, то только для штыкового... Вскоре попадет рота, в которой служил Терентий Мальцев, в плен. А на Родину пойдет об этом горькое извещение.

Где только не довелось Мальцеву копать, долбить мерзлую земли Галиции! С 1917 по 1921 год находился Терентий в плену. Там он узнал об Октябрьской революции, читал в газетах о том, что в России идет гражданская война... И вот день настал! Домой!

Долго будет вспоминать годы, проведенные в Германии, будет рассказывать о своей подпольной деятельности в лагере Кведлинбург, где 1 февраля 1920 года он вступил в русскую секцию при Коммунистической партии Германии...

Мальцев жадно присматривался ко всему, что делалось на полях Германии. В такие минуты он забывал, что находилось в неволе, забывал про тоску свою и страдания — он любовался культурой земледелия и высокими урожаями.

Вспоминал в такие минут Терентий цифры: за первой десятилетие XX века Россия намолачивала с десятины 42 пуда, а Германия — по 121 пуду. Еще тогда, дома, Терентия поразила эта трехкратная разница. Теперь Мальцев своими глазами видел: нет, здешняя земля нисколько не жирнее отцовского надела. Правда климат здесь помягче, да сельскохозяйственные орудия получше — рассказы про соху и сабан крестьяне здешние слушали с недоверчивой улыбкой. На полях Германии уже работали колесные и гусеничные трактора, уже были разные сельскохозяйственные орудия к ним.

Смотрел он на чужие поля и еще острее чувствовал в себе зов родимой земли и тоску по отчему дому, по работе на его милой сердцу земельке... С мая 1920 года по настойчивому требования советского правительства началась отправка русских военнопленных. Мальцев покинул лагерь с одной из последний партий, 19 января 1921 года.

Через годы, вспоминая свое возвращение в отчий край, Мальцев напишет: «Приехал я к родимой земле-матушке и с тех пор не расставались мы».


С автором книги Нива жизни Терентия Мальцева Луизой Гладышевой.

Л.В Гладышева «Нива жизни Терентия Мальцева», 1986 г.

И. Филоненко «Хлебопашец», 1984 г.  

 

Интерсную информацию, удивительные факты о жизни можно найти в статье  
А. Платошкина «Вдаль смотреть, а не под ноги»